пары

Поиски сырья для часов привели Патрика Хомана за 5 000 километров от дома в казахские степи, в окрестности знаменитого космодрома «Байконур».

Процесс рождения идеи наручных часов, созданных из фрагментов космических аппаратов, был похож на возникновение сверхновой звезды: в сознании Патрика Хоманна (Patrick Hohmann) она вспыхнула неожиданно и очень ярко. Это случилось в теплый апрельский день 2010 года, который Патрик начал с утренней пробежки. Маршрут пролегал по тенистой аллее вдоль небольшой речушки Веренбах, протекающей в окрестностях Цюриха.

Здесь, вдали от непрекращающегося шума и гвалта городских улиц, Патрик обычно приходит в себя после тяжелой рабочей недели, стараясь думать о чем угодно, только не о делах. В тот день ему вспомнилась удивительная история, связанная с часами Оmega Speedmaster, которые он планировал приобрести в ближайшее время.

«Тоже являются частью Вселенной»

«Хронограф из этой легендарной серии был на руках у астронавта Нила Армстронга во время экспедиции корабля «Аполлон-11» на Луну. Вспоминая об этом событии, я подумал, а почему бы не производить часы из настоящих космических аппаратов?! На тот момент я плохо разбирался в этой индустрии, но, тем не менее, был уверен, что бренд Werenbach сможет затмить даже такой бренд, как Omega. Хотя бы потому, что наши часы уже по сути своей изначально уже были бы «частью Вселенной». С тех пор я два года не мог выбросить эту идею из головы», — рассказывает Патрик Хоманн, генеральный директор компании Werenbach.

В итоге он пришел к выводу, что не будет еще одним типичным предпринимателем-часовщиком и что он будет работать иначе. Так из потока «непричёсанных» мыслей, возникших во время утренней пробежки, выросла целая идеология SpacebornВнешняя ссылка («рожденное в космосе»). Эта концепция впоследствии станет идейным фундаментом часовой мануфактуры Werenbach, в основе которой лежал простой принцип: каждая сделка должна приносить прибыль, но, главное, чтобы покупателю она давала шанс поделиться с окружающими своим видением окружающего мира и вещей, его наполняющих.

«Каждый астронавт, который смотрит на Землю из иллюминатора Международной космической станции, отчётливо осознает, насколько мала наша планета по сравнению с бесконечным космосом. Там, где расстояние измеряется миллионами световых лет, нет ограничений, которые мы ощущаем или ставим перед собой на Земле. Это свосем уже другой тип мышления. 

Поэтому я очень надеюсь, что философия, рожденная в космосе, будет „жить “ не только в материале наших часов, но и в умах тех, кто их носит», — отмечает Патрик Хоманн. Первые инвестиции в компанию WerenbachВнешняя ссылка составили 140 тыс. долларов США. Часть из них — личные сбережения Патрика Хоманна, остальную сумму помогли собрать родственники и друзья. Эти средства были направлены на аренду небольшого помещения в старом центре Цюриха, а также на покупку и доставку исходных материалов для создания прототипа.

«Охотники» за космическим мусором

С последним пунктом оказалось все намного сложнее, чем Патрик изначально предполагал. Поиски сырья привели его за 5 тыс. километров от дома в казахские степи, в окрестности знаменитого космодрома «Байконур». В этой местности, скудной на людей, растительность и воду, Патрик к тому моменту бывал шесть раз, поэтому успел неплохо ее изучить. «Чтобы организовать доставку космического груза из Казахстана в Швейцарию понадобились титанические усилия и огромное терпение», — говорит он. 

«Мне пришлось преодолеть языковой барьер, подстроиться под менталитет казахстанцев и даже пройти несколько бесед с сотрудниками местных спецслужб. К счастью, ходить по степям самому в поисках деталей, упавших с неба, мне не пришлось. Этим занимаются специально обученные люди, которые имеют доступ к особо охраняемой запретной зоне».

купекп

Ученые из Германии придумали два новых сплава, Один из них, SBS-Aluminium («SBS» — Soyuz Booster Shell), использовали при производстве этих часов.

Таких спецов неофициально называют «охотниками» за космическим мусором. Они работают с разрешения местных властей, а значит, у них все совершенно легально. Этих «сталкеров» можно пересчитать по пальцам, поэтому найти контакты сборщиков космического металлолома задача не такая уж сложная. Патрик быстро познакомился с этими людьми и после старта очередного «Союза» отправился с ними на территорию предполагаемого падения отработанных разгонных ступеней. Ракета «Союз» состоит из трех таких ступеней. Первая из них отделяется на высоте в 50 километров и падает в казахской степи. Именно ей Патрик впоследствии найдет применение в своих произведениях часового искусства.

«Неописуемое ощущение»

«Ощущение того, что ты стоишь рядом с пылающим и дымящимся ракетным двигателем, просто неописуемо», — делится с порталом swissinfo.ch Патрик Хоманн. «Это состояние можно сравнить с завоеванием важного спортивного трофея. Но, к сожалению, такой негабаритный трофей, весом от 300 до 1200 килограммов, засунуть целиком в грузовую фуру физически невозможно. Поэтому мы на месте разбираем и распиливаем ступень на отдельные фрагменты, после чего загружаем их в машину. Грузовик, доверху набитый космическим сырьем, добирается до Швейцарии около недели», — добавляет генеральный директор компании Werenbach.

Салон Art Basel и мир некоммерческого искусства

Салон современного искусства Art Basel с недавних пор интересуется практикой «народного финансирования». Почему? 

Каждый раз возвращаясь домой в Швейцарию из Казахстана Патрик «прихватывал» с собой еще и десятки курьезных историй, которых хватило, в итоге, на целую книгу. «Часы Веренбаха» («Werenbachs UhrВнешняя ссылка») — так называется его роман, подробно описывающий его «путешествие в незнаемое, когда каждый день пути неизбежно приносил новые сюрпризы». Кстати, на страницах этого роман автор объясняет, почему назвал свою компанию Werenbach. Как вы уже поняли, это та самая речушка, недалеко от которой на Патрика снизошла его идея. Кроме того, так звучит фамилия главного героя его романа.

Корпус казахский, но «сердце» швейцарское

После того, как «гостинцы с неба» доставлены в Швейцарию, сотрудники часового ателье тщательно осматривают их и отбирают подходящие для работы. Оказывается, отыскать годящийся для часов фрагмент не так-то просто: часто многие обломки или элементы разгонных ступеней или спускаемых аппаратов смяты, поцарапаны или же обгорели до такой степени, что потеряли товарный вид и свои технологические свойства. Поэтому большая часть сырья для применения с целями создания часов оказывается непригодной.

Патрик Хоман рассказывает: «В своем производстве мы используем два вида материалов: материалы турбонасосной системы подачи топлива в ракетном двигателе и элементы обшивки разгонных ступеней. Из них мы соответственно мы создаём корпуса и циферблаты. А между ними — длинная производственная цепочка, которая включает работу не только нашей компании, но и предприятий-партнеров. Например, если при создании циферблата использовать необработанную сталь, то металл окислится. Выход из этой ситуации нашли ученые из Германии. По моей просьбе они создали два абсолютно новых сплава. Их назвали SRE-Stainless Steel („SRE“ расшифровывается как Soyuz Rocket Engine) и SBS-Aluminium („SBS“ — Soyuz Booster Shell)».

Ближе к космосу

Когда первый прототип был готов, Патрик решил показать его всему миру и заодно аккумулировать инвестиции на новую коллекцию в рамках краудфандинговой кампании на сайте Kikstarter.com. К слову, она оказалась весьма успешной, как и последующая. Во второй раз цюрихский стартап и вовсе установил рекорд: необходимая сумма в 40 000 франков была собрана всего лишь за 20 минут! Всё это помогло новому часовому бренду стать узнаваемым и признанным на рынке. Кстати, несмотря на то что хронографы сделаны из металла казахстанско-российских ракет, «сердце» у них — швейцарское. Внутри часов установлены ведь проверенные временем механизмы ETA Valjoux 7750 и ETA 2892‐A2.

«Сегодня в нашем портфолио три коллекции часов. Самая первая называется „Союз“. Она полностью выполнена из фрагментов ракет. Вторая — „Леонов“. Там из космической „начинки“ только циферблат. И, наконец, третья серия — „Mach 33“. Это кварцевые часы, в циферблат которых частично интегрированы фрагменты кораблей. Еще одна изюминка наших произведений — микрочип, который может быть привязан к мобильному приложению. Благодаря ему на ваш смартфон в режиме реального времени транслируются виды Земли с борта МКС. Таким образом, наши клиенты еще на один шаг становятся ближе к космосу», — резюмирует Патрик Хоманн.

Знаменитым вокзальным швейцарским часам — 75 лет

Часы на железнодорожных станциях Конфедерации с их особой лаконичной формой стали культовым символом швейцарского промышленного дизайна.